«О боже, опять они про крики!»
НОВОСТИ
Петербург теряет теннисные клубы

В последние годы Санкт-Петербург стремительно теряет теннисные клубы: «Буревестник», «Знамя», «Крестовский», «Приморец», «Остров», Детский теннисный центр, — этих мест на спортивной карте города больше нет.

ИНТЕРВЬЮ
Сбербанк закрыл Всеволожскую теннисную академию перед крупным турниром

Во Всеволожской детской теннисной академии чрезвычайное происшествие. На носу значимый турнир — первенство Северо-Западного Федерального округа для теннисистов до 15-ти лет — а академию закрыли за долги.

ТУРНИРЫ
Петербург разгромил Москву

«Ради этого матча "Газпрому" пришлось переехать в Петербург», – с такой шутки началась традиционная теннисная битва Москвы и Северной столицы.

«О боже, опять они про крики!»

«О боже, опять они про крики!»

Cтенографистка раскрывает секреты теннисных пресс-конференций

Теннисисты постоянно выступают на пресс-конференциях это часть работы. Их засыпают вопросами обо всех невынужденных ошибках с форхенда, о том, почему первая подача у них такая сильная, или, скажем, как они справляются с разочарованиями. Чтобы журналисты могли цитировать их слова максимально точно, не упуская главную мысль, организаторы нанимают специальную службу, которая занимается стенографией пресс-конференций. Стенографисты, вероятно, слушают теннисистов внимательнее всех в мире.

Спортивный журнал Deadspin опубликовал интервью с Линдой Кристенсен, которая более 10 лет стенографирует спортсменов на различных турнирах. Она рассказала журналисту Гири Нэйтану довольно много любопытного…

 

Линда, вы уже 11 лет присутствуете на пресс-конференциях. За эти годы слышали спортсменов из всех на свете стран со всеми возможными акцентами. Есть те, которых сложно понять?

– Да, некоторых понять действительно непросто. Забавно, но сложнее всего бывает с англоговорящими спортсменами. Мы ведь имеем дело со скоростью, так вот они эту скорость постоянно превышают. Австралийцы, американцы... Иногда и британцы! Сложновато даже с Энди Марреем, по крайней мере так было в самом начале его карьеры.

 

Вы об акценте?

Ну да. А вот австралийцы, например, (особенно если журналист из Австралии задаёт вопрос теннисисту из Австралии) вообще говорят одновременно друг с другом и как будто заранее знают, что скажет другой.

 

У них свой сленг, за которым не уследить?

У них много просторечий. И всяких смешных поговорок. Вот Ллейтон Хьюитт, например. Очень забавно слышать, как он говорит, что на корте проходит "тяжёлые ярды". Это значит, прилагает много усилий в игре. Или, например, большинство из нас на удачу "стучат по дереву", а в каких-то странах достаточно просто "потрогать дерево".


Было забавно, когда Виктория Азаренко в Дохе на вопрос корреспондента о её криках на корте ответила: "Скажите, а вы храпите? А вы можете перестать храпеть, если придётся?"


Какие вопросы задают журналисты чаще всего? Видимо, есть настолько заезженные, что ответы уже слушать невозможно?

Вопросы цикличны. Несколько лет подряд всех без исключения интересовали крики на корте. И журналисты до бесконечности говорили о том, как покончить с этим. У тех игроков, кого просто научили кричать во время ударов, были большие проблемы на пресс-конференциях. Для меня это стало сигналом к очередной скучной беседе. Я думала: "О боже, опять они про крики!" А потом я ехала на какой-нибудь небольшой турнир, и там обязательно находился местный журналист, которому ещё не надоела эта тема. Он заявлял: "А давайте обсудим крики!" "О нет, только не это!" хватался за голову теннисист.

Было забавно, когда Виктория Азаренко в Дохе на вопрос корреспондента о её криках на корте ответила: "Скажите, а вы храпите? А вы можете перестать храпеть, если придётся?"

 

Во время записи вы используете какие-нибудь условные обозначения?

Вся наша речь условные обозначения, это же стенография. У нас есть база данных под названием "Спорт" или "Теннис". Одно и то же слово может появляться в разных базах, и значения у него будут принципиально разные. В теннисе все слова, конечно, с теннисом и связаны: бэкхенд, форхенд, Роджер Федерер, Уимблдон, КОЗЁЛ! (Смеётся).

 

Я заметил, что иногда вы добавляете комментарии в свои расшифровки. Пишете, скажем, "он засмеялся". Но не каждый раз. Я так понимаю, это делается для того, чтобы читающий почувствовал энергетику момента?

Да, ведь сарказм не переводится. Был случай в Пекине, когда Новак Джокович прокомментировал качество воздуха, и эти слова приняли не очень хорошо. Важно, чтобы сарказм был понятен, и мы пытаемся поспособствовать этому, добавив в расшифровку небольшое "ха-ха". Если теннисист говорит что-то вроде: "Да, я собираюсь выйти и надрать ему задницу", нужно добавить небольшой комментарий, например, о том, что он в этот момент улыбался, чтобы было понятно, что это шутка.

 

А было такое, чтобы игрок расстраивался из-за того, что ваши заметки не соответствовали действительности и из-за них его неправильно поняли?

Не думаю, что игроки вообще читают наши расшифровки, если только их агенты или кто-то из ATP и WTA не укажет на них. Иногда приходится сокращать вопросы. Просто есть некоторые журналисты (заявляю со всем к ним уважением), которые очень хотят показать, что они умные. И начинается: "Я смотрел ваш матч на пятом корте, вы сыграли с бэкхенда и так далее, и так далее, и так далее, ещё предложение, снова предложение, потом опять предложение – и вот, наконец, мой вопрос". Частенько мы сразу переходим к вопросу. Потому что, если честно, всем наплевать, насколько умён журналист, главное – о чём он хочет спросить.

 

Мы уже говорили об австралийцах. У кого ещё встречается что-нибудь забавное в разговорной речи, что довольно сложно превратить в связный текст?

Бывает непросто с некоторыми испанцами. Даже с Рафой! (Шёпотом.) Когда он получил травму и жил на Майорке, он, видимо, разговаривал в основном на родном языке. А когда вернулся к игре и снова начал общаться по-английски, у него появилось много новых забавных словечек. И все журналисты замечали: "О, это что-то новенькое!" Он, например, (да и вообще многие испанцы и аргентинцы) часто говорит "pression" (давление как физическая величина – здесь и далее прим. переводчика) вместо "pressure" (моральное давление). Все они добавляют лишние буквы в "surface" (поверхность) и произносят непроизносимую "b" в слове "doubts" (сомнения). Рафа делал так, пока кто-то, наконец, не указал ему на ошибку.


Николай Давиденко говорил так поэтично, как Йода из "Звездных войн": "Хорош был бэкхенд мой", "Сидеть здесь буду я"... Это было очень мило.


Рафа вообще разговаривает по-особенному. Все эти его вопросы, заканчивающиеся уточняющим "нет?" Мне это нравится.

Да, а ещё россиянин Николай Давыденко забавно разговаривал. Он говорил как... Как там зовут этого мудрого парня из "Звёздных войн"?

 

Йода.

Именно. Он говорил так поэтично: "Хорош был бэкхенд мой", "Сидеть здесь буду я…" Это было очень мило, очаровательно.

 

– Есть ещё игроки, которых вы особенно любите слушать?

– Да, конечно. Некоторые из них высказывают очень глубокие мысли, и я такая: "ваааау!!!"

 

Можете назвать имена?

Например, Янко Типсаревич. Он очень погружён в литературу.

 

У него всегда цитата из Достоевского под рукой.

Ещё Андреа Петкович.

 

Она, кстати, и писатель хороший.

Андреа очень много читает. Она говорит, кажется, на пяти языках, и всегда поднимает глубокие вопросы.

 

А что насчёт ругательств?

Случаются.

 

Знаю, что у Ника Киргиоса, бывает, проскальзывают.

О да!

 

Его весело расшифровывать?

Нет. Он хуже всех. Сложный. Быстрый. В его речи сложно расставлять знаки препинания. Кстати, даже в речи Роджера временами трудно уловить главную мысль. Вот он говорит, потом перескакивает на что-то другое, затем у него вдруг появляется новая тема, и она с первыми двумя уже никак не связана... И где ставить точку? Когда просто слушаешь его, то всё понятно, а когда начинаешь расставлять знаки препинания, начинаются проблемы.

 

А кто в туре самый грамотный?

Сербы очень хороши. У них идеальный синтаксис и превосходный ритм.

 

Перевод Надежды Григорьевой

Источник

 

Оставить комментарий