ИНТЕРВЬЮ
Сбербанк закрыл Всеволожскую теннисную академию перед крупным турниром

Во Всеволожской детской теннисной академии чрезвычайное происшествие. На носу значимый турнир — первенство Северо-Западного Федерального округа для теннисистов до 15-ти лет — а академию закрыли за долги.

ТУРНИРЫ
Петербург разгромил Москву

«Ради этого матча "Газпрому" пришлось переехать в Петербург», – с такой шутки началась традиционная теннисная битва Москвы и Северной столицы.

Роджер Федерер

Роджер Федерер

"Если бы я ел любимую моцареллу постоянно, то уже мог бы выкатываться на корт"

За год Роджер Федерер дает более 100 пресс-конференций: перед каждым турниром, после каждого матча и на спонсорских мероприятиях. Понятно без объяснений, что от эксклюзивных интервью он воздерживается. Тем не менее, если находит возможность пообщаться индивидуально, то происходит это довольно спонтанно. "Вы сможете приехать в Цюрих завтра в 10 утра?". Такая смска пришла журналистам популярного швейцарского издания «Соорeration Magazinе» Андреасу Шмидту и Андреасу Ойгстеру от агента знаменитого теннисиста в 23.50 накануне указанного дня. "Мы – можем, а вместе с нами будут вопросы для Федерера, и не только о теннисе". О чем же они поговорили с великим чемпионом?

«До 16 лет я был вегетарианцем»

– Роджер, мы с вами встречаемся для интервью в субботу утром. Вы с утра как чувствуете себя, бодрячком или как сонная муха? 

– Сейчас лучше. Хотя этим утром я был немного уставшим, потому что вчера у нас был хороший семейный ужин, и мы засиделись допоздна. Проснулся я рано, потому что мне нужно было еще собрать вещи.

– Вы сумки сами собираете?


– Скажем так: мы с Миркой помогаем друг-другу. Она выполняет большую часть, а я потом беру на себя роль супервайзера. (Смеется.)

– Ничего, если немного мы поговорим с вами о… еде?


– Говорить о еде? О, это подходит мне идеально! Я люблю поесть. Но, если вам интересно, готовлю ли я сам… Ой-ой-ой… В этой области я полный дилетант. Вот Мирка очень вкусно готовит.

 

 

– В последнее время вы открыли для себя разные активные занятия: пешие походы в горы, плавание. Было бы логично, если бы вы начали еще и готовить!


– Согласен, это было бы интересно. Но на сегодняшний момент у меня нет времени. Еду нельзя готовить в спешке. Когда моя карьера закончится, я вполне могу себе представить, что время от времени буду готовить. Хороший домашний ужин вечером, когда дети уже спят, – для меня и жены это прекрасный повод отключиться от забот. К счастью, мы много с ней путешествуем по миру и можем пробовать разные блюда в ресторанах. Мне нравится адаптироваться к кухне тех стран, где нахожусь: в Азии я ем азиатские блюда, в Италии – итальянские и так далее.


– Это значит, что вы едите много рыбы и чипсов, когда находитесь три недели на Уимблдоне?


– Я стараюсь варьировать. В Италии мне очень, вот прямо очень, нравится есть моцареллу. Но, к сожалению, невозможно это делать постоянно. Иначе в один прекрасный день я смогу просто выкатываться на корт! (Смеется.)


– Вам нужно уделять внимание своей фигуре?


– Сегодня даже больше, чем раньше. Я не так много тренируюсь, как прежде, но это уже и не так необходимо. Важно тренироваться правильно и при этом оставаться здоровым.


– Где вы быстрее всего поправляетесь, у вас есть проблемные зоны?


– Я бы сказал, что это… живот! (Смеется.)


– В последний раз когда вы ходили по магазинам?


– Это было давно. И очень жаль, потому что мне нравится ходить в супермаркет. Например, перед походами в горы мы всегда закупаем много продуктов.


– Наверное, покупаете «жандармы» (плоские сухие сосиски)? 


– Нет, скорее сардельки, которые очень любят дети. Особенно потому, что тогда нам можно подольше посидеть у гриля – это мы все обожаем. 


– Насекомых ели когда-нибудь?


– Насекомых – нет, ел морских ежей. В лучших ресторанах мира я могу осмелиться попробовать что угодно. Раньше с этим было труднее, потому что я был вегетарианцем.


– Серьезно?


– Да, абсолютно. На юниорских турнирах на твою тарелку попадает не самое лучшее мясо, так что я охотно отказался от него. И питался исключительно растительной пищей аж до 16 лет. В 1998 году я впервые присоединился к Сборной команде Швейцарии в Кубке Дэвиса. Это был матч против Чехии. Обедали мы в стейк-хаусе, и я заказал себе рис и салат. Марк Россе подумал, что я шучу. "Эй, Роджер, это место, где готовят мясо, ты не можешь есть одну зелень!". И он заказал мне десять маленьких кусочков разного мяса. Половина из него мне пришлась по вкусу. С тех пор я снова стал мясоедом. А с рыбными блюдами меня познакомила Мирка, когда мы стали с ней встречаться.

 

 

– Как правило, вы едите не дома. Наверняка попадалось что-то совершенно невкусное. Вы тогда вызываете шеф-повара на разговор в зал?


– Нет-нет, редко такое бывает, что мне что-то не нравится. Обычно ты заказываешь то, что любишь. А если я нахожу волосинку у себя в тарелке, то не устраиваю по этому поводу скандал, а делаю так, что она мгновенно исчезает. Устраивать разборки на людях мне было бы неловко.


– Что самое странное оказывалось у вас в тарелке? 


– Однажды, когда я приехал в Париж, то захотел попробовать самые экзотические французские блюда, например, лягушачьи лапки или улиток. Я сам не мог поверить в то, что собираюсь сделать. Улитки были воспоминанием из моего детства, по дороге в школу мы часто с ними играли. А теперь вот они булькали в моей тарелке. Но с соусом всё можно съесть, особенно с чесночным – вкус улитки почти не чувствуется.


– Вы пьете за ужином вино?


– Чаще всего – да. Это часть хорошего ужина.


– Кто его дегустирует?


– Мирка. Она прекрасно различает вкусы и ароматы, у нее отличное обоняние. Я могу сказать только одно: нравится мне вино или нет. Поэтому, я доверяю этот вопрос жене. При необходимости, конечно, я тоже могу выступить в роли сомелье, но на меня давит тот факт, что я выбираю вино не только для себя, но и для других.
 

«Рад, что Мирка имеет отношение к теннису»

– У вас большая коллекция кубков. А что-либо еще, кроме них, собираете?

– Похоже вопросы про еду закончились? В прошлом я помогал папе собирать марки и упаковки от кремов. Потом ему каким-то образом удалось продать всё это. Долгое время я коллекционировал свои аккредитационные бейджики, которые получал на турнирах. Но сейчас это уже не имеет смысла, потому что организаторы берут фотографии, которые доступны в интернете. Так что «сегодняшние» снимки не имеют ничего общего с настоящим временем. Раньше их делали прямо накануне турниров и это было как реальное историческое свидетельство того момента. Что же я еще собираю… Возможно – обувь, потому что у меня ее очень много.

 


 

– Сколько у вас автомобилей?


– Пять. Но они не только мои, я делю их с женой.


– В вашем гараже есть велосипеды?


– Да, конечно. Мы живем в горах, а там ты обязан иметь горный велосипед. Но я хочу приобрести электровелосипед. Когда у меня было время, я несколько тестировал. На таком велосипеде можно набрать невероятную скорость, при этом совершенно не затрачивая усилий. Мечта!

– И дети умеют кататься?


– Девочки – да. На Уимблдоне мы брали велосипеды напрокат и всей семьей катались вокруг дома.

 

 

– У вас двое сыновей и двое дочерей. Еще детей планируете?


– Эта тема однозначно не закрыта, и мы сможем поговорить об этом, когда я закончу карьеру или ближе к ее концу.


– Когда это время настанет?


– Этого я не знаю. Сейчас все хорошо. Все счастливы и довольны. Я неплохо играю, у нас четверо детей… Мы просто наслаждаемся этим временем.


– Ваша жена Мирка часто сопровождает вас на турнирах. Она дает вам советы в техническом или тактическом плане?


– По технике – редко. Она скорее помогает мне на психологическом уровне. Мирка мгновенно чувствует, если я начинаю нервничать. Кроме того, она не стесняется говорить конструктивную критику, это для меня тоже очень важно. Но более всего Мирка помогает в организационной части. Сейчас, правда, немного меньше, потому что много времени отдаёт нашим детям. Но это необходимо и правильно.


– Играете ли вы с ней в теннис вдвоем и как часто? 


– Не очень часто, раз пять в год. В основном, когда у нас отпуск или выходные и я чувствую, что скучаю по игре. Вот тогда Мирка со мной играет.


– Она может выиграть у вас сет?


– Нет, конечно! (Смеется). Мы никогда не играем с ней на счёт.


– Представим, если бы ваша жена не была теннисисткой…


– Не уверен, что в этом случае я смог бы добиться таких высоких результатов. Я рад, что Мирка имеет отношение к теннису. Она точно знает, что мне требуется, чтобы проявить себя на турнире по максимуму. Если бы ей самой никогда не приходилось с этим сталкиваться, то понимания между нами было бы меньше. 


– Вы посещаете вечеринки для теннисистов после турниров?


– Бывает. Но если я что-то отмечаю, то делаю это с умом.

– С кем из теннисного мира лучше всего отдыхать и развлекаться?


– Веселиться хорошо в компании Стэна Вавринки и Северина Люти. Когда Северин в настроении, то отлично отжигает. Но не могу сказать точно, кто из игроков любит отрываться, потому что лично я встречаюсь с ними чаще на корте, а не на вечеринках.


– Если бы вам предложили сняться в кино, какой жанр вы бы выбрали?


– Я совершенно не вижу себя в качестве актера, хотя и снимаюсь время от времени в рекламе. Считаю, что у меня нет актерских способностей. Каждый должен знать границы своих возможностей. Для меня, например, даже просто выучить текст – большая проблема


– Вы играете на музыкальных инструментах?


– В детстве я учился играть на флейте, потом брал уроки фортепиано. Вот совсем недавно играл детям на пианино.


– До сих можете это делать?


– Помню только одну мелодию. Я занимался совсем мало, к сожалению.


– Какую музыку больше любите?


– Я вырос, слушая электронную музыку с «Уличного Парада» (техно-фестиваль в Швейцарии). Но благодаря своему бывшему тренеру Питеру Лундгрену позже я пристрастился к року, открыл для себя AC/DC, Metallica, Ленни Кравица и других. Неоднократно ходил на концерты этих артистов. Но я часто слушаю и что-нибудь из 1990-х, потому что тогда сразу вспоминаю какие-то события из своего детства.


– Известно, что вы большой поклонник футбола. Однажды вас обвиняли в том, что вы сглазили свою любимую команду ФК «Базель» в финале Кубка страны в 2015-м году: команда проиграла 0-3. Вы тогда навестили футболистов в раздевалке до игры, а не после.


– Именно поэтому я больше этого не делаю!(Смеется.) Но и до того случая у меня был имидж человека, который не приносит команде большую удачу. Был такой период, когда я приходил на их матчи, и в те дни они регулярно проигрывали. К счастью, я видел своими глазами и другие матчи, которые они выигрывали.
 

«Буду играть, пока у меня есть силы»
 

– Теперь вам предстоит сделать выбор. Я бы лучше стал Джастином Бибером или Леди Гагой?


– Исходя из того, что я не так много знаю про Гагу, то я выберу Бибера. 
– "Титаник" или "Терминатор"?


– Долгое время я убеждал себя не смотреть "Титаник", это же такое сентиментальное кино. Но потом все-таки посмотрел и должен признать, что это потрясающий фильм.


– Вы плакали?


– Ну, скажем, тот эпизод, где герой Леонардо ди Каприо уходит под воду и уже не всплывает – это совсем не весело... Тем не менее, я выберу "Терминатора". Знаете, это один из тех легендарных фильмов, как "Рембо", который я с удовольствием могу смотреть по нескольку раз.


– Трамп или Путин?


– Я уже сидел за одним столом с каждым из них.


– Когда это было? 


– С Дональдом Трампом я встретился лет 10 назад в Нью-Йорке на вечеринке, которую организовывала Анна Винтур (главный редактор журнала Vogue). С Владимиром Путиным – на спортивной церемонии Laureus Sport Awards в 2008 году. Награждение тогда проходило в Санкт-Петербурге, а я выиграл приз как лучший спортсмен года. На вечеринке меня посадили за столик, где были еще Франц Беккенбауэр, Борис Беккер и, собственно, Путин. Но лично я с ним не разговаривал. Вместе с тем, извините, сделать выбор в чью-либо пользу я не могу.


– Вы можете представить себя на клубном турнире в Швейцарии среди ветеранов? Марк Россе и Якоб Хласек ведь выступают?


– Да, я, кстати, уже об этом думал. Почему бы не присоединиться к команде? Это совсем не абсурдная идея. Я даже сейчас мог бы играть с ребятами из возрастной категории сеньоров помладше (Смеется).


– Что бы вы сказали журналистам, которые говорили об окончании вашей карьеры еще в 2009 году?


- Я бы сказал, что их понимаю. После того, как я все-таки собрал Большой Шлем, прессе нужно было найти новую тему для обсуждения, и они предпочли эту. На уходе из спорта можно прекрасно и долго спекулировать, потому что тема будет актуальна, пока это событие не произойдет и не станет уже свершившимся фактом.

 

 

– Сейчас в вашей карьере наступила осень (закат) или третья весна (второе дыхание)?


– Третья весна звучит лучше. Посмотрим, как долго я ещё смогу выступать. Мои болельщики знают, что я буду играть, пока у меня есть силы. Сейчас мне играть просто весело и теннис отлично вписывается в мою семейную жизнь. Всё, что происходит в моей карьере сегодня, я воспринимаю как бонус от судьбы.

 

Источник: cooperation.ch.

Оставить комментарий